• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: архитектура (список заголовков)
08:05 

делала работку по модерну на заказ, потом сорвалась, не добила. немного нарушена логика... наверное. но все же интересно.

условно на тему:
«Идея синтеза искусств в архитектурном стиле московский модерн (на примере работ Ф.О. Шехтеля)»

текст

@темы: Шехтель, архитектура

14:17 

Шехтель, Кекушев. Обзорно

Французский писатель Луи Арагон, посетивший столицу в 1930 году, сказал об увиденном на ее улицах следующее: «Я гулял по улицам Москвы, еще сохранявшей следы гражданской войны впрочем, окончившейся уже десять лет назад, и с огромным любопытством обнаруживал здания в стиле модерн, причем их было гораздо больше, чем в Париже… Путь мой, который я, всегда пешком, проделывал по Арбату, проходил мимо множества зданий, которые могли соперничать с постройками Парижа, Барселоны или Брюсселя. Их прихотливый декор принадлежал исканиям тридцатилетней давности… На старой Никитской, которая тогда уже называлась улицей Герцена, по-прежнему можно видеть особняк Рябушинского, построенный Шехтелем в 1900 году, с его решетками, балконами, с его идущим поверху мозаичным цветочным фризом, принадлежащим Врубелю. Тому же зодчему принадлежит монументальное здание Ярославского вокзала, в котором, как и в особняке Миндовских на углу Поварской улицы, построенным архитектором Л. Кекушевым, очень ясно обнаруживаются русские национальные истоки этого искусства. Чертами модерна отмечены и многие другие, более скромные здания в районе Арбата, прежде всего доходные дома, хотя это относится больше к их декору, чем собственно к архитектурным решениям. Существовали свои связи между этим искусством, столь популярным в России до 1914 года и соединившим в себе вдохновение Древней Руси времен «Слова о полку Игореве» и интернациональное движение декоративного стиля модерн, и в ту же эпоху расцветшим пышным цветом «русским стилем». Лишь значительно позже мне удалось увидеть интерьеры зданий модерна, и я нашел там удивительные камины, металлическое литье, лестничные перила, люстры, перед которыми бледнели изделия западных мастеров».

Прежде, чем перейти к истории и работам Льва Кекушева, первого по времени архитектора в стиле модерн, хочу показать работы хорошо известного в настоящее время архитектора, «отца русского модерна», Франца Адольфа Шехтеля . Конечно, о нем стоит говорить отдельно, однако разговору о нем есть своя причина. Значит, коротко о его жизни и творчестве.
Шехтель Франц Адольф (Федор Осипович) родился в 1859 году, по разным данным, в Саратове, либо Петербурге. Так или иначе, первые годы он жил в Саратове. Закончив полный курс наук 4-х классов приготовительного училища при Саратовской католической семинарии, в 1875 году приезжает к Третьякову в Петербург (у Третьякова тогда работала мать Франца), позднее писал: "Профессии не выбирал - было решено давно: конечно же архитектурное отделение училища живописи, ваяния и зодчества. Однако и работал: не птица Божия - кормиться надо. Жалею: был отчислен за непосещаемость. Зато у Каминского, Чичагова, Терского работал. С 24 лет самостоятельно". Жизнь у Третьяковых, знакомство с их свояком Каминским, ведущим московским зодчим, и последующая работа с ним сыграли большую роль в судьбе Шехтеля.
К концу ХIХ в. по его проектам было построено уже немало зданий, преимущественно дач и особняков. Лейтмотивом образных концепций Шехтеля было чаще всего средневековое зодчество, романо-готическое либо древнерусское. Западное Средневековье с налетом романтической фантастики доминирует в особняке Морозовой на Спиридоновке(1893), ряд других зданий — таких, как павильоны русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901) и московский Ярославский вокзал (1902), — решены в "неорусском" стиле. В любом случае Шехтель весьма свободно трактует старинные прототипы, стилизуя их с учетом современных функций. Зачастую облик здания строится — как в известнейшей его постройке — особняке Рябушинского на Малой Никитской (1900) — на причудливом контрасте геометрии и беспокойного декора, как бы живущего собственной ирреальной жизнью.
Среди других его значительных работ — собственный особняк в Ермолаевском переулке , особняк Дерожинской в Кропоткинском переулке (1901), дом Московского общества страхования от огня и гостиница "Боярский двор" на Старой площади (1901), перестройка Художественного театра (1902; собственно, именно благодаря Шехтелю он обрел свой "фирменный" дизайн), банк Рябушинских на Биржевой площади (1903-1904), типография "Утро России" в Большом Путинковском переулке (1907), кинотеатр "Художественный" на Арбатской площади (1912). В последних трех случаях артистический изыск уступил место т. н. рациональному модерну — с более скупым декором и строгой пластикой стен. Данью памяти А.П.Чехова стали выстроенные по проекту Шехтеля библиотека и музей писателя в Таганроге (1910).
После Октябрьской революции 1917 зодчий был председателем Архитектурно-технического совета Главного комитета государственных сооружений, членом и председателем целого ряда конкурсных жюри. Продолжал работать и как педагог (с 1896 преподавал в Строгановском художественно-промышленном училище).
Изначально о Шехтеле здесь говорилось в преддверии Шехтелевского фото-вечера, где был показан и прокомментирован слайд-фильм из более 650 фотографий зданий и интерьеров архитектора. Далее о Кекушеве

Биография Льва Николаевича Кекушева весьма запутанна и, как можно прочитать в статьях в Интернете, сведения о ней отрывочны. И действительно, известно, где и с кем он работал, каким зданиям Москвы мы ему обязаны, каков был его стиль и так далее. Но если мы захотим узнать, где он родился или когда умер, сведений об этом не найдем. Тем не менее, родился Лев Николаевич, по одним данным, в Варшавской губернии в феврале 1862, по другим, в Симбирской в 1863 году. С 1883 по 1888 гг. учится в Институте гражданских инженеров в Петербурге, заканчивает его с правом на чин Х класса, зачисляется в Техническо-Строительный комитет МВД. В 1890 году уходит в отставку с государственной службы. Приезжает в Москву и здесь работает под руководством архитектора С.С. Эйбушитца на постройке Центральных бань и Охотного ряда. С 1893 по 1898 годы был участковым архитектором. В этот период строит богадельню имени Гера на Красносельской улице. С 1898 – архитектор Московского домостроительного общества. С этого же года преподает в Техническом и Строгановских училищах, затем с 1901 по 1904 года ведет занятия в Московском инженерном училище путей сообщения. Для технического училища строит Химическую лабораторию на Второй Бауманской улице. «После 1912 судьба его обрела загадочный и, возможно, трагический оттенок. Он перестал принимать какие-либо заказы, лишь время от времени помещая в журналах свои проекты; быть может, причиной тому служило прогрессирующее нервное заболевание. Бесследно, без некролога, исчез в годы революции и Гражданской войны». Хотя год его смерти не известен наверняка, в статьях о нем и его творчестве ставится 1919 год.
За свои пятьдесят с лишним лет жизни Кекушев успел оставить нам огромное наследие, которое мы можем изучать, и, которым, конечно, можем наслаждаться. К сожалению, посещение его архитектурных построек дозволено не всегда, а только в дни культурного наследия, когда, расположившиеся в кекушевских домах посольства и дип.представительства открывают свои двери для посетителей и разрешают проведение экскурсий. Конечно, о каждом из них, как и о Шехтелевских, хорошо бы поговорить отдельно, ибо у каждого своя интересная история, но пока скажу о трех.
Особняк Миндовского
Этот особняк был построен Кекушевым в рамках большого проекта «Московского Торгово-строительного акционерного общества», которое в 1898 году учредил и возглавил молодой, энергичный и богатый предприниматель Яков Андреевич Рекк. «Надо, - говорил он, - Москву украсить стильными домами, которые, имея технические удобства западноевропейских городских строений, в то же время не убивали бы национального колорита Москвы». Однако сама идея была не нова, изначально ее предложил Савва Иванович Мамонтов, глава Северного домостроительного общества. Мамонтов же позаимствовал идею у Европы, где она (идея) была связана именно с развитием модерна – нового архитектурного стиля, программно ориентированного на создание целостной, художественно осмысленной жилой среды. И Мамонтов выбрал для первых построек Общества именно этот стиль, могущий привлечь богатых заказчиков, уже повидавших новейшие постройки модных архитекторов Франции и Бельгии. Однако он не смог воплотить эту идею в жизнь, так как в 1898 году был арестован, если я правильно помню, за растрату денежных средств. У нас же эта идея была развита дальше, предполагалось поднять утилитарные, бытовые вещи до уровня искусства. Такова была главная задача для архитекторов особняков. Домостроительное общество предоставило Кекушеву полную свободу, и результатом такого подхода стали уникальные архитектурные проекты, в которых Кекушев работал не только как архитектор, но и как дизайнер. Из таких проектов первым можно назвать как раз особняк Миндовского, находящийся на Поварской улице, д.44. Строительство особняка было завершено в 1904 году и почти до конца 1900-х годов оставалось в собственности «Московского Торгово-строительного акционерного общества». Затем дом № 44 был приобретен богатым верхневолжским текстильным фабрикантом Иваном Александровичем Миндовским.
В 1918 году все имения, фабрики и особняки Миндовских были национализированы. Для многих московских особняков тогда наступила тяжелая пора частой смены владельцев, постоянных переделок, перестроек, сопровождавшихся разрушениями и утратой первоначального убранства. И все же, дальнейшая судьба особняка Миндовского оказалась относительно счастливой. С 1924 года в нем обосновалась Шведская миссия, затем посольство Швеции в СССР. Новые владельцы бережно отнеслись к своему новому дому, старались сохранить элементы архитектурной отделки, не перестраивать без необходимости внутренние покои. Со временем здание стало слишком мало для посольства Швеции и с 1972 года по настоящий момент здание занимает посольство Новой Зеландии. За эти годы интерьеры особняка не раз подвергались перепланировке и модернизации. Особенно много изменений здание претерпело в годы пребывания в России бывшего посла Новой Зеландии. В последние годы была предпринята масштабная реставрация особняка, после чего представительство Новой Зеландии удостоили премии правительства Москвы "За уважение к культуре России".
Что касается внешнего вида особняка, его отделки и внутренних интерьеров. Можно сказать, что в особняке Миндовского собраны все специфические приемы Кекушева, - ассиметричная композиция особняка, овальные козырьки, обводящие по контуру верх сооружения, настенные рельефы, скульптурная декорация и, конечно, кекушевские львы, являющиеся своеобразной подписью архитектора. О своих львах он говорил:«Во-первых, это все-таки своего рода царь всех животных. Во-вторых, он являет собой символ грозного стража. А в-третьих, должен ведь я как-то помечать свою очередную работу. Вот и ставлю завуалированную подпись: Лев». Над криволинейным аттиком, обращенным на Поварскую, размещено рельефное панно с фигурками голеньких путти, символизирующих искусства: один играет на дудочке, другой высекает вазу, третий с циркулем размышляет над листом бумаги. Раньше на карнизе здания располагалась скульптура богини Авроры , разбрасывающей цветы, - символ радости и благополучия. У ее ног как раз и баловались маленькие путти, один из которых, пускал мыльные пузыри, символизирующие быстротечность жизни. Сегодня этой статуи не осталось. Особое внимание уделяют также металлической ограде особняка с коваными решетками и створками ворот, напоминающих крылья бабочки. Внутреннее убранство и интерьер. Бронзовыми львиными масками щедро украшена мраморная лестница вестибюля , скульптурный фриз , изображающий хоровод Жизни. «Вечно лишь Небо», оно и изображено в живописном плафоне потолка, двухсветный витраж холла, отсутствие коридоров, перетекание комнат из одной в другую.

Дом О.Листа, Глазовский пер., 8
Дом был построен в 1898-1899 гг. для семьи архитектора. Но уже на следующий год после завершения строительства Кекушев получает очень выгодное предложение от капиталиста фабриканта Отто Листа и продает ему особняк. Впоследствии Лист перепродает здание Н.К. Кусевицкой, супруге известного дирежера Сергея Кусевицкого. В доме Кусевицких устраивались собрания «Российского музыкального издательства», на которых присутствовали такие известные люди, как Рахманинов, Скрябин, Метнер. В 1909 году Скрябин какое-то время жил в этом особняке, а в 1913 году в доме в Глазовский переулке останавливался знаменитый Клюд де'Бюсси. Сейчас особняк занимает, если не ошибаюсь, представительство Калужской области.
Так же как и в других работах Кекушева архитектурные элементы удачно сочетаются с явными изобразительными приемами модерна. Постепенное развертывание и нарастание композиции вглубь владения, сочетание дорогих материалов (Кекушев имел полную свободу в создании этого особняка, так как строил его для себя) – полированного гранита, тарусского «мрармора», мореного дуба с керамической плиткой. Здесь же и любимые Кекушевым плавные закругленные верха оконных проемов. Далеко вынесенный карниз и лента геометрического орнамента, венчающая небольшую угловую лоджию с преувеличенно укороченной колонкой , так неожиданно врезанной в компактный объем здания. Не удержусь и вставлю здесь замечание одного из пользователей Интернета, так отреагировавшего на выложенное в сети фото этой колонки: «Как он лихо чёрной колонкой особняку угол порвал!»
И еще один момент, на который стоит обратить внимание, это собственно яркое многоцветное растительного орнамента керамическое панно, сделанное на заказ Вильямом Валькотом. Его инициалы, две латинские буквы «WW» можно увидеть в правом нижнем углу мозаики.

Дом Кекушевой, Остоженка, 21И третий, пожалуй, наиболее мной любимый особняк. Это особняк семьи Кекушева , который он строил в 1901 -1902 годах. Изначально, уличный фронтон венчала скульптура льва. Сегодня мы ее можем увидеть только на фотографииНаиболее вероятная версия исчезновения льва это непрочность материала, из которого он был сделан. Трёхметровая статуя была гипсовой и со временем разрушилась. Правый бок здания также немного перестроен.
Опять же характерные черты модерна – ассиметричность композиций, разновысотность объемов, украшенных сочной лепниной, выгнутые контуры проемов, наличие растительных мотивов в орнаменте. Эффектны красно-белая обработка стен, декоративные щипцы и угловая башенка с высоким шатром. Помещения сгруппированы вокруг лестницы.
В целом здание напоминает европейский особняк. Он же является одним из «претендентов» на домик Маргариты (так же как и дом в Глазовском). Сейчас в здании находится египетский атташат.

@темы: Кекушев, Шехтель, архитектура

Metla

главная